Вы здесь

Паралимпиада. Опять 25. Команда, без которой ну не жизнь

Паралимпиада. Опять 25. Команда,  без которой ну не жизньСмотрю церемонию закрытия, вижу заросшего Джонсона, которому, правда, далеко еще до роскошной прически нашего Вовы Изотова, и вдруг ощущаю неожиданную грусть. Даже не по Паралимпиаде — лучшей и самой гостеприимной в истории, — по команде, которая совсем скоро разъедется по своим городам.

 


Безбарьерная среда

Давайте назначим министром спорта меня. Ну а почему бы и нет? Лондонский мэр Борис Джонсон старше всего на четыре года, до начала политической карьеры тоже занимался журналистикой и, кстати, избирается главой английской столицы уже второй раз.
Чудаковатый, с чиновничьей колокольни, человек буквально влюбил в себя горожан тем, что ничем от них не отличается и на работу ездит на велосипеде — в кожаном шлеме и с рюкзачком за спиной. Ему не нужны тонированный мерседес, устрашающий бодигард и прочие привилегии. Он — всего лишь часть населения, обычный человек, который не стесняется показаться смешным. Но этот чудак ликвидировал барьеры не только статусные. Он оборудовал город велодорожками и сделал его абсолютно удобным для соотечественников с ограниченными возможностями — в любом лондонском маршрутном автобусе есть подъемник для инвалидной коляски, на каждой станции метро — лифт и пандуса.
Когда стану министром, обязательно пойду пробивать безбарьерную среду к мэру. Не к Джонсону, конечно, но, буду надеяться, тоже к хорошему человеку. Он начнет расспрашивать меня о том, как идут дела у наших паралимпийцев, а я не стану путаться в их фамилиях и буду точно осведомлен обо всех проблемах и перспективах ребят. Я попытаюсь добиться их уважения, а для этого сначала научусь уважать их.
...Кажется, я успел хоть и накоротке переговорить с каждым из членов нашей делегации в Лондоне. Выслушал уйму советов, прогнозов, сплетен, анекдотов, познал множество характеров, которые во время испытаний на излом (а лондонские старты отвечают этому определению в полной мере) обнажаются мгновенно.
Знаю, что Аня Канюк будет готовиться к фото для газеты специально, как каждая уважающая себя красивая девушка. А снимать я ее буду вместе с Игорем Бокием, который, оказывается, очень любит фотографировать сам и на следующую Паралимпиаду его стоит оформить нашим фотокором по совместительству.
А Вова Изотов даже и загоняться не будет по этому поводу. Придя из олимпийского бассейна, он даст быстрое интервью, сделает позу и помчится к ребятам, где философски переживает свою призрачную бронзовую медаль Дима Солей. “Как пришла, так и ушла”, — говорит он и сумрачно думает о чем-то своем. А рядом с ним третий член неразлучного ордена Солей — Изотов — Бурдуков. Сергей, кажется, перенес свой недолет до бронзы в секторе для тройного прыжка (всего в 1 см!) куда спокойнее, хотя и томился все Игры в ожидании старта в последний день.
Мне не хочется уходить из этой деревни в последний день стартов нашей сборной. Встреченный по дороге Рома Макаров, сдается, уже окончательно созрел к проставлению первого российского золота и в этом похвальном мероприятии, не сомневаюсь, готов поучаствовать и Серега Пунько, которому не рекомендовано давать программные интервью, но в роли эксперта он выступает с охотой:
— Переход в другую сборную не готовит о том, что человек перестает любить родину. Просто ему хочется обеспечить финансовый тыл после окончания карьеры, особенно когда он уже не мальчик. Россия в этом плане дает весьма стабильные финансовые гарантии, и я, скажу честно, о своем решении сегодня ничуть не жалею.

— Наш большой сосед по-прежнему проявляет нескрываемый интерес к Саше Герасимене.
— Это естественно. Нетрудно посчитать, что с Сашей они выиграли бы в Лондоне на три медали больше — Герасименя может усилить и российскую комплексную эстафету. С этими результатами в России спортсменка уже обеспечила бы свое будущее... Она обладает выдающимися характеристиками, чтобы выиграть еще немало медалей на чемпионатах и Олимпиаде в Рио, так что стране, на мой взгляд, надо предпринять все усилия, чтобы сохранить такого человека, тем более что медалей на Олимпиаде у Беларуси совсем негусто.
Паралимпийцы тоже не стали исключением — пекинские 13 наград усохли до десяти (пять золотых и одна серебряная у Игоря Бокия, серебро у Владимира Изотова и три бронзы: у Анны Канюк, Саши Суботы и Люды Волчек).
А ведь в Афинах было 29 медалей, но тогда у нас были и Пунько, и Макаров, а легкоатлеты легко боролись с пловцами за неофициальное первенство внутри команды. Теперь и бороться некому и по существу не с кем — если бы не Бокий, оказались бы далеко за пределами сотни, не говоря уже о завоеванном 25-м общекомандном месте. Впрочем, цифры эти предсказывались уже давно, как минимум восемь лет назад, но паралимпийцев не слышали после Афин, не слушали после Пекина. И вот итог — опять 25...

Олег Шепель: я против инвалидного мышления
Председатель Паралимпийского комитета Олег ШЕПЕЛЬ, кажется, знает все мои вопросы наперед, как, впрочем, и я его ответы. Итоговое интервью Пекина-2008 в холле его гостиницы, как и сегодняшняя беседа на скамейке у белорусского общежития в лондонской Олимпийской деревне — почти калька. Меняются только фамилии героев, а проблемы остаются прежними...

— Впечатление от выступления сборной двоякое. С одной стороны, спортсмены в подавляющей массе показали свои лучшие результаты в сезоне, а с другой — Лондон наглядно продемонстрировал: паралимпийский спорт сделал такой шаг вперед, что сегодня нам надо прыгать выше собственной головы и к этому оказались готовы не все. Об этом говорил еще четыре года назад: Пекин четко определил тенденцию к резкому росту результатов, и рассчитывать на то, что прежний полулюбительский подход снова станет приносить нам по три десятка медалей, было бы в высшей степени наивно. Для цивилизованного мира здоровый и паралимпийский спорт имеют одинаковую ценность, и средства на них расходуются соответственно. Мы же работаем по старинке — финансирование по остаточному принципу, обеспечиваем подготовку лишь в последний год перед Играми. Экстенсивные методы не дают результата, необходимо развитие интенсивное, планомерное. И в Пекине, и в Лондоне последовательно призываю: давайте лошадей, которые тянут, кормить не только перед походом, а каждый день. Тем более что и кушают они совсем немного. Чтобы насытить паралимпийцев, достаточно закрыть хотя бы одну из так называемых черных дыр белорусского спорта.
Ну не могут развивать паралимпийский спорт в стране только два гостренера, хотя к ним претензий нет никаких, люди самоотверженно работали на результат. Нужна структура, укомплектованная профессионалами. Таковых у нас немало, но давайте все-таки начнем платить людям зарплату, потому что на голом энтузиазме далеко не уедешь. Наших любителей бьют профессионалы, причем по всем фронтам. Посмотрите, какой уровень результатов у победителей. Многие из них по метрам и секундам дают фору чемпионам Беларуси среди здоровых спортсменов. А теперь давайте сравним ресурсы, задействованные на результат у олимпийцев и паралимпийцев...
Конечно, за последние годы удалось что-то улучшить, скажем, добились, чтобы в группы ШВСМ брали и детей-инвалидов, за которых тренер мог бы получать такую же зарплату, как и за здоровых детей. Но, с другой стороны, в остальных случаях тренеры по-прежнему пребывают в роли энтузиастов. Количество ставок для паралимпийцев в Минспорта надо увеличить раза в три, чтобы довести их хотя бы до пятидесяти. Ведь сегодня из всех членов паралимпийской сборной зарплату в министерстве получает только половина. Хорошо хоть есть Президентский спортивный клуб, помогающий нашим перспективным атлетам. В частности, герой Лондона Игорь Бокий получал там стипендию. А если бы не Президентский клуб — единственная, кстати, организация в стране, не разделяющая спортсменов на здоровых и инвалидов, — у парня наверняка опустились бы руки...

— Мы много лет подряд говорим о необходимости прямого финансирования паралимпийского движения, но воз и ныне там...
— Увы, нас не слышат, хотя логично, что отвечающий за результат орган должен сам решать — кому, когда и сколько. Эта схема давно оправдала себя в России и на Украине. Результат говорит сам за себя: у россиян второе место в общекомандном зачете, у украинцев четвертое. Я не утверждаю, что мы заняли бы пятое, но однозначно не 25-е...

— Десять медалей Лондона — все, на что мы сейчас способны?
— У нас наберется пяток “деревянных”, недополученных медалей — имею в виду Серегу Бурдукова, Наташу Шавель и Диму Солея. Коля Безъязычный тоже остался четвертым, хотя, на мой взгляд, он сильнейший в мире и настоящий капитан сборной. Арина Качан чуть-чуть не дотянула до пьедестала, но ей всего 18 лет... Если бы Игорь Фортунов не травмировался, то улетел бы на медальные семь метров легко — для него это привычный результат. Класс, в котором выступала Тамара Сивакова, объединили с другим, что вынудило ее бороться с гандикапом... Судьбу медали может решить любая мелочь. И любой атлет, даже самый великий, просит фортуну, чтобы она была к нему благосклонна. Поэтому не скажу, что число “десять” — потолок на сегодня. Мы ведем о речь других порядках...

— Игорь Бокий — это тоже фортуна?
— Это герой. И я буду ходатайствовать о вручении ему государственной награды. Многие СМИ в отношении Игоря проводят параллель с Фелпсом. Колоссальная реклама страны.

— На эту рекламу покушаются наши соседи...
— Я в курсе. И очень боюсь, что Бокия вынудят пойти за Пунько и Макаровым. Ведь Сергей и Рома в душе белорусы, но здесь им просто не создали адекватные профессиональному уровню условия. Россия ведь не придумала ничего сверхъестественного — там просто не дешевят с паралимпийскими медалями, платят за них наравне со “здоровыми”. А мы теряем гораздо больше. Люди готовятся в Беларуси годами, а потом в один час приносят славу другой стране.

— Экономия во вред?
— То, что бюджет не разорят премиальные для двух десятков спортсменов, это очевидно. Зато страна почувствует отдачу.

— Приятно, что не пришлось слышать о случаях саботажа со стороны белорусских атлетов. Все честно выходили на старт и были готовы показать свой лучший результат.
— Мы не накручивали ребят и девчат никакими медальными планами. Знаю, что такие вещи давят на мозги и просто мешают выступать. По идее надо начинать соревнования с чистыми мыслями, не отягощенными мучительными раздумьями и бессонными ночами. Паралимпийцев не надо заставлять тренироваться. Эти люди прошли серьезную школу жизни, они сами могут многих научить упорству и умению терпеть. Надо осознать простые вещи: паралимпиец хочет быть полезным обществу, он пытается расширить те возможности, которые у него есть. И государство должно поощрять эти движения, потому что в нашей стране восемь процентов населения — это инвалиды. Многие из них прячутся от жизни, считают ее неудавшейся, законченной. А тут такая возможность одновременно решить социальную проблему и прославить страну. Два в одном! Такого нет даже в спорте высших достижений, который, признаемся, зачастую делает людей инвалидами.

— Здравая логика.
— К сожалению, она не всегда справляется с инвалидным мышлением.

Владимир Изотов: Гомелю я не нужен
Награждение с участием Владимира ИЗОТОВА стало одним из самых ярких и запоминающихся в “Акватик-цетре”. После вручения наград серебряный призер заключил чемпиона в дружеские объятия и от избытка чувств поднял того в воздух под дружные аплодисменты.

— Еще за десять метров до финиша был уверен, что первого места ты не упустишь, но тихой сапой подобравшийся к вам с украинцем Вераксой россиянин Зимин оставил первенство за собой.
— Если честно, на финиш просто не хватило сил. Еле достал руками до бортика. Выложился настолько, что просто край... Кстати, мы с Зиминым оба побили мировой рекорд.

— На церемонии награждения ты выглядел абсолютно счастливым человеком.
— Это искренне. Я действительно рад за Мишу, мы с ним хорошие друзья.

— Ты всегда выходил на старт в нетипичном для белорусов стиле: эдаким брутальным парнем в неизменно расстегнутой на груди мастерке, глаза горели огнем и, казалось, мечтаешь только об одном — скорее запрыгнуть в бассейн и всех там порвать.
— Выгляжу, быть может, устрашающе, но на самом деле я всегда на позитиве. Ну а горящие глаза, видимо, от того, что слушаю хеви-метал. У меня есть своя команда, где играем на любительском уровне. Это хобби. Надо же где-то отдыхать от этого жестокого мира...

— Мир бывает особенно жесток к парням с длинными волосами. Как относятся к твоей прическе простые гомельские пацаны?
— Есть вещи, которые неискоренимы — имею в виду быдлованов, что ходят по городу в спортивных костюмах и цепляются даже к столбам. Быдло живет по своим правилам, у них в жизни три цели: жрать, бухать и трахаться. А для самоутверждения надо всей толпой кого-нибудь отмолотить. А если еще и волосатого — ну тогда вообще герои. Я на них не ориентируюсь, а обычным людям моя прическа до лампочки.

— Чего, помимо медалей, хочется от жизни?
— Построить дом, родить двоих детей, завести двух собак... Семья — моя крепость. Мы с женой за три года научились понимать друг друга с полуслова. Перед финалом супруга сказала, что очень верит в меня и мне надо постараться.

— Ради красивой мечты — собственного дома — можно и умирать на финише...
— Так я и умирал. Но понятно, что денег сейчас на него у меня не хватит, и потому планирую начать строительство поближе к следующей Паралимпиаде. В Рио тоже надеюсь взять медаль. Посмотрим, сколько к тому времени будут за нее платить. Главное — это правильно распоряжаться деньгами. Хорошо, когда они прирастают постепенно.

— Может, тебе еще и родной Гомель поможет?
— О да! После Пекина облисполком поздравил меня 200 тысячами рублей. Так что сейчас особенно не надеюсь.

— Странно, российские регионы соперничают друг с другом в размерах выплаты премиальных своим уроженцам, а нашим, кажется, на этот счет требуется специальный декрет.
— Гомельские власти как-то наплевательски относятся к паралимпийцам. Есть кто-то — хорошо, нет — тоже неплохо. За все время в городе сделали мне только два сбора за счет местного бюджета. Так что не тешу себя лишними иллюзиями.

Анна Канюк: схему надо менять
Бронзовый призер Паралимпиады Анна КАНЮК — душа команды. Она не только хохотунья и “свой парень”, но еще и человек, наделенный природной мудростью, которой всегда готова поделиться...

— Считаю, сделала все, что смогла. На чемпионате Европы вышла на пик формы, именно там мы отбирались на Паралимпиаду. Тогда и сейчас прыгнула одинаково — на 5,83. Понятно, что с победительницей, украинкой Зубковской, тягаться было не под силу, Оксана установила мировой рекорд — 6,60. У нас и на “здоровой” Олимпиаде девочки так не прыгали... Вообще, если нас станут совмещать с тотально слепыми, которым дается фора больше чем 1,3 метра, надо будет стабильно прыгать за шесть метров. Поэтому я прошла немало стартов и выступала на чемпионате страны среди здоровых атлетов. Тренер сказал, что после соперничества с ними уже ничего не будет страшно. И оказался прав.

— Как считаешь, почему легкая атлетика потеряла ведущие позиции в белорусском паралимпийском движении? Как ни крути, а две бронзы — лишь жалкий отголосок прошлых громких побед.
— Для меня очевидно, что паралимпийцев нужно готовить так же, как и здоровых спортсменов — весь четырехлетний цикл. Конкуренция выросла колоссально, наши старые схемы просто выключены из нее. Здесь женщины преодолевают стометровку за 11,91, я не уверена, что у нас в Гродно найдутся здоровые спринтерши, умеющие бегать быстрее...

— Общее впечатление от лондонских Игр?
— Очень жаль, что многие остановились в шаге от пьедестала, когда до него не хватило сантиметра или 0,02 секунды. Но, мне кажется, причина лежит больше в психологической плоскости, потому что борьба на высоком уровне предполагает еще и войну нервов. Кто более устойчив, тот эти доли и вырывает...
Кстати, успех Игоря Бокия можно объяснить еще и этим фактором, а не только его потрясающей физической готовностью. Он был сосредоточен исключительно на выполнении задачи и вообще не загонялся на посторонние темы. Кстати, об атмосфере в нашей сборной могу сказать только хорошее. Конечно, в обнимку никто не ходит с утра до вечера — конкуренция накладывает отпечаток, каких-то шероховатостей хватает, но мы все равно сплоченный коллектив.

— Как будешь тратить премиальные?
— Первым делом отдохну. Устала ужасно. Не уверена, что получится куда-то съездить, дочка все-таки в школу пошла... Но, может, удастся в Беларуси в какой-нибудь санаторий заехать. Хотя бы на недельку...

...11 сентября всей командой мы ходили на экскурсию в Букингемский дворец, а накануне — на обозрение той жирной точки, которой британцы закончат это сумасшедшее спортивное лето. У нас все мероприятия итожатся салютом, а им и этого кажется мало. С полвторого до полпятого по центру Лондона в обстановке всеобщего обожания и ликования шествовала объединенная сборная британских олимпийцев и паралимпийцев. Школьники, которых ради этого торжественного события освободили от занятий, фотографировались, брали автографы и, кажется, навсегда понимали: Англия — воистину великая страна хотя бы по той причине, что не делит своих граждан на здоровых и инвалидов.
Когда я стану министром, то мы повторим эту красивую британскую традицию. А скорее всего, даже улучшим. Надо идти в ногу со временем, а не по кругу, когда, имитируя бурную деятельность на финише, мы в который раз отрезвляемся неутешительным итогом — опять 25...

 

Сергей ЩУРКО из Лондона