Вы здесь

Паралимпиада. Медаль за боль, медаль за труд ...Из одного металла льют

 

Паралимпиада. Медаль за боль, медаль за труд ...Из одного металла льютПервые дни Паралимпиады принесли Беларуси нового яркого лидера: 18-летний бобруйчанин Игорь Бокий в “Акватик-центре” выиграл для страны уже три медали: два золота и серебро. На гребном канале Людмила Волчек, а на стадионе Александр Субота добавили в нашу копилку еще по одной, бронзовой, награде.

Не “наши” люди

...В полпервого ночи усталой походкой я возвращался “домой”, когда на полном ходу в меня врезалась вполне себе респектабельная дамочка лет сорока. Ее самокат едва не раскрошил мои ноутбук, фотоаппарат, диктофон и прочие жизненно важные органы, но... “Sorry”, — мило сказала она по-английски, и я даже вспомнил ее мать по-русски. Глядя на укатывающую в направлении круглосуточного супермаркета любительницу здорового образа жизни, подумал, что наши люди в булочную на таком не ездят.
Подобных неожиданных впечатлений здесь пруд пруди. Почтенные джентльмены в белых воротничках не считают зазорным оседлать велосипед или рассечь по улице на том же самокате. Но самое удивительное для меня в подкупающей простоте передвижений и коммуникаций — абсолютное приятие и обожание, с которым сталкиваются все участники Паралимпиады. Волонтеры ловят каждый взгляд и готовы прийти на помощь в любую секунду. Они поют, улыбаются, шутят, фотографируются и переводят через улицу любого зеваку. Первых форменных полисменов — женский конный отряд — увидел только на третий день соревнований. Они застыли возле “Акватик-центра”, следует полагать, в рекламных целях.
Часовое стояние и фотографирование с огромным количеством празднично одетых зрителей (детей разрешалось сажать на руки к полисменшам) психологически взволновало лошадей, но возле каждой кучки мгновенно появлялся волонтер, отважно заслонявший пешеходов от неожиданных преград широкой улыбкой и подробным объяснением собственного комического положения.
Народу на соревнования приходит не просто много — массы: еще нигде не видел полупустых трибун. И это кажется парадоксальным, ибо на предыдущих Играх в Афинах и Пекине аншлаги наблюдались разве что на церемониях открытия и закрытия. Здесь же “биток” даже на квалификационных соревнованиях! Причем не по разнарядке — по доброй воле...
Игры воли бьют рекорды не только спортивные (самый феноменальный, конечно, остался за легендарным Оскаром Писториусом, 200 метров он пролетел за 21,3 секунды), но и чисто эмоциональные. Толерантность в столице Соединенного Королевства достигла такой степени, что одинаково тепло британцы болеют как за своих, так и за чужих.
Одним из героев Британии стал 36-летний безногий атлет Ричард Уайтхед, пробежавший 200 метров за 24,38 с принципиально другой техникой, нежели Писториус, широко расставляя свои карбоновые протезы — исключительно из-за того, что длина его британских ног существенно уступает южноафриканским. Ричард, имеющий на своем счету 24 (!) марафона, пытался заявиться на 42.195 и на Паралимпиаде, но его заявку на участие со спортсменами, имеющими здоровые ноги, отклонили, а в категории Уйатхеда просто нет атлетов, готовых сражаться на протезах на такой сверхдлинной дистанции...
Впрочем, для единственного делегата от Джибути в Лондоне — Хусейна Омара Хассана — дистанция в полтора километра растянулась на 11,5 минуты. Все участники забега давно уже финишировали, а некоторые даже успели сходить в душ, а упрямый тщедушный Хусейн все бежал. Как выяснилось после финиша, на одной из последних тренировок он серьезно травмировал коленный сустав, но все же решил принять участие в Играх. И не прогадал — его финиш 80-тысячный стадион приветствовал ревом, по своей мощности вполне сопоставимым с тем, который был обрушен на уши национального героя Британии Уайтхеда. А на следующий день британец и джибутиец стали главными героями местной прессы.
Сразу после финиша Ричард признался, что свою победу посвятил умершему от саркомы легкого другу, с которым познакомился в Ноттингемском клубе для инвалидов. “Если мой друг видит это, то пусть знает, что я тренировался и сражался для него”, — после этих слов на глазах тысяч британцев выступили слезы...
Несомненно, Игорю Фортунову и Тамаре Сиваковой хотелось бы увеличить и без того богатую коллекцию своих паралимпийских наград, но увы... Ветераны нашей сборной сделали все, что смогли, и обида у Игоря может быть только на то, что организаторы не включили в программу прыжки в высоту, где год назад он стал сильнейшим в мире. В прыжках в длину мышцы испытывают гораздо большую ударную нагрузку, ее-то организм Фортунова не выдержал — он сделал, по сути, лишь один прыжок, которого хватило только на попадание в финал.
Тамара показала свой лучший результат в сезоне, заняла пятое место в метании диска, и нам остается только поздравить ее с завидным долголетием в спорте. А что конкуренток у Сиваковой в Беларуси по-прежнему нет, так это вопрос к другим...
Людмила Волчек, вернувшаяся в спорт после рождения ребенка, выдержала нешуточную конкуренцию в заезде одиночек на 1000 метров и вырвала-таки третье место в драматичной борьбе с бразильянкой Клаудией Сантуш, опередив последнюю лишь на 0,32 секунды.
Отчаянно сражался в финале тройного прыжка Александр Субота. Закрепившись на четвертой позиции, затем он дважды подряд улетел на 14 метров и заслуженно завоевал бронзу.

Фелпсу через Санковича

Наше интервью с героем Паралимпиады Игорем БОКИЕМ мы предваряем фото с лондонскими медалями. Пока их две (вечером, после чемпионского финала на сотне кролем, станет три), но количество в этом случае уже не имеет значения, потому что главную медаль, золотую, он завоевал в первом же финале, пообещав, что до конца Игр выиграет еще как минимум три награды.
Будущий бизнес-менеджер, как мы все можем убедиться, считать умеет отменно, как, впрочем, и держать слово: на обещанную четвертую медаль у него есть еще четыре дистанции...
— На плавание привела мама, — рассказывает герой. — Врач сказал, что другие виды спорта с моими проблемами со зрением мне заказаны. Поначалу сопротивлялся, все норовил увильнуть от занятий, но сейчас маме весьма благодарен. Ведь спорт стал моим основным занятием.

— Ты тренировался в обычной секции, а как стал паралимпийцем?
— Мой первый тренер Наталья Юрьевна Позднякова подсказала. Прошел специальную медкомиссию и открылись новые перспективы. Честно говоря, вначале думал, что будут какие-то отличия от плавания здорового, но здесь просто другие люди, и они плывут слабее — потому что у них есть проблемы со здоровьем.

— Александра Герасименя осталась в восторге от местного Водного центра...
— Согласен: комплекс просто отличный. Очень удобный, бассейны рядом, поплавать, искупаться — никаких проблем. Персонал предложит тебе воду, “энергетик” и вообще относится к спортсменам крайне доброжелательно, в таких условиях очень комфортно выступать.

— Как чувствовал себя перед Паралимпиадой в роли одной из главных надежд сборной?
— Если бы стал задумываться о медалях, все закончилось бы провалом. Чрезмерное хотение перевозбуждает организм, и ты теряешь концентрацию. Так что я просто плыву от одной дистанции к другой. Нашей сборной никто не устанавливал медальный план, и это грамотное решение, потому что загадывать наперед всегда опасно. Пусть все идет своим ходом, никто излишне не напрягается и стремится показать тот результат, на который готов. Я, например, не слышал слов: “Ты обязан, ты должен”.
Вообще у нас неплохая атмосфера в команде, все довольно доброжелательны. Больше всего, конечно, общаюсь с тренером — Геннадием Алексеевичем Вишняковым и Юрой Руденком, с которым живу в одной комнате. У Геннадия Алексеевича оказался по решению Натальи Юрьевны. Она сказала, что достичь высот с Вишняковым мне будет легче — он очень хороший и высококлассный специалист. Кстати, так и есть.
Он из тех тренеров, которые всегда рядом с тобой, никогда не опаздывает и неизменно ждет возле бортика в отличие от некоторых других наших тренеров, чего уж греха таить... Вишняков — сторонник четкой дисциплины, кропотливо относится к технике плавания, видит мельчайшие недочеты, и мне нравится у него тренироваться.

— Как родной Бобруйск отреагировал на твои успехи в Лондоне?
— Родные, друзья, первый тренер, а потом уже остальные написали и поздравили. Меня в Бобруйске вообще-то многие знают. Город не сильно большой, заблудиться трудно.

— Слышал, одна из постсоветских стран готова предложить Игорю Бокию очень приятный контракт...
— Я ничего не буду решать без тренера. Полностью ему доверяю. Он знает, как для меня лучше, и как скажет — так и будет.

— А с Серегой Пунько и Ромой Макаровым — белорусами, уехавшими выступать за российскую сборную, — в Лондоне уже пообщался?
— Да, заходили... Ребята столько выиграли для Беларуси, что по-прежнему остаются своими. Хотя, знаю, они не жалеют о своем решении и в России их все устраивает. В Беларуси, в Бобруйске, нет таких условий. В нашем “Шиннике” часто тренируется национальная сборная, но это все-таки не то место, где можно реально повышать результаты. Надо тренировать выходы, а в бассейне глубина нормальная только с одной стороны, с другой слишком мелко — постоянно бьешься то спиной, то ногами. Да и расположен неудобно, тренерам трудно мотаться из центра на окраину.
Надо очень рано встать, залезть в автобус, где уже едет много рабочих из другой организации. Бывали случаи, что они на нас жаловались: мол, вы, спортсмены, можете и попозже поехать, а нам на работу надо. Как будто мы не работаем...
А если разобраться, то, на мой взгляд, в стране есть только два более или менее современных бассейна — в Пинске и Бресте. Там хоть соревнования можно проводить.

— Тебя не задевает, что по результатам опроса на нашем сайте почти половина посетителей вообще не интересуется Паралимпиадой?
— Жаль. Здесь, в Лондоне, совершенно иная атмосфера. Просто бум какой-то. Никогда ничего подобного не видел. Полные трибуны каждый день. Выходишь на старт, и мурашки по коже от того, как ревет зал. Меня это очень здорово заводит, и потому стараюсь выступить как можно лучше, чтобы потом пережить приятные минуты на пьедестале.

— Не посещают мысли о покорении рекордов Фелпса, скажем, по количеству медалей?
— Медали у нас, конечно, разные, но мои достались мне крайне тяжело, пахал на всю катушку. Поэтому отнесусь к вопросу серьезно и постараюсь Фелпса заочно на своем уровне достать. А вот Пашу Санковича — мы с ним друзья — хочу обойти и по результатам на дистанции.

— Это нелегкая задача. Только Сергей Пунько, если мне не изменяет память, был в состоянии уделать здоровых пловцов.
— Ну вот и попробую. Чтобы добиться чего-то серьезного в плавании, ему надо отдаваться полностью.

— А учеба?
— С детства любил математику. Поступил в БГУ на бизнес-менеджмент технологии.

— То есть считать хорошо умеешь.
— Не ошибусь...

...Эпилог интервью каждый может дописать сам. Радость от побед Игоря смешивается с чувством тревоги, которую вызывает нарастающий аппетит на наших пловцов — как здоровых, так и паралимпийцев — со стороны друзей из бывшего СССР. Каждый выбирает свою дорогу в жизни сам, но все же хочется, чтобы Беларусь находила адекватный ответ на предложения своих старших, средних и младших братьев...

Сергей ЩУРКО из Лондона