Вы здесь

Интервью с генеральным секретарем Паралимпийского комитета Беларуси Николаем Шудейко

Отбор на XIVлетние Паралимпийские игры практически завершён. Обладатели подавляющего большинства лицензий, разыгрывавшихся в 21 виде спорта, известны. Остались не распределены лишь единичные персональные приглашения, но и они совсем скоро найдут своих хозяев. Как рассказал генеральный секретарь Белорусского Паралимпийского комитета Николай ШУДЕЙКО, отбор на главные старты четырёхлетия для спортсменов с ограниченными возможностями предполагал несколько этапов:

-- В большинстве видов первая часть прямых лицензий выделялась Национальным Паралимпийским комитетам по результатам чемпионатов мира. Вторым туром стали европейские форумы. В некоторых видах выдавались также персональные приглашения для титулованных спортсменов, на которые претендовали и мы, и дикие карты – как правило, для стран, впервые появившихся на международной арене. После чего добор проводился по рейтингу при условии выполнения определённых нормативов.

-- Мы рассчитывали на 33-35 лицензий…

-- А получили на данный момент 24. Не досчитались их, прежде всего, в одном из основных видов – лёгкой атлетике, где никогда ещё не было настолько жёсткой системы отбора. Если раньше на чемпионате мира разыгрывались шесть лицензий в каждой дисциплине и на европейском – четыре, то теперь на планетарном  -- две, а континентальные форумы в этом цикле вообще не проводили (не нашлось желающих выступить в роли организаторов). В Новую Зеландию мы смогли вывезти 10 человек, но решить главную задачу там смогла лишь Тамара Сивакова, завоевавшая очередной чемпионский титул в толкании ядра. Несколько человек у нас стали бронзовыми призёрами, но этого, к сожалению, для получения допуска на Игры не хватило. Такая квалификационная система у многих вызвала справедливое возмущение. Было составлено соответствующее письмо, которое подписали 67 Национальных Паралимпийских комитетов, культивирующих лёгкую атлетику. Добираться предлагалось на рейтинговых соревнованиях, на которые из-за дефицита средств не все могли выехать. А значит,  преимущество в этой гонке получали более благополучные в финансовом отношении сборные, как оно, в принципе, и вышло. В итоге нам выделили семь лицензий. Но, возможно, в начале июля к ним прибавится ещё хотя бы парочка после рассмотрения нашей заявки на выделение пяти персональных приглашений для титулованных спортсменов. В таком случае сможем обкатать и кого-то из молодёжи. А вообще норматив «А» выполнили 1245 мужчин, тогда как лицензий оставалось чуть больше 500. Поэтому необходимо было иметь очень высокие технические результаты.

-- Наша легкоатлетическая сборная наверняка будет, если не самой возрастной, так одной из таковых?

-- Не исключено. Проблема подготовки резерва, к сожалению, присуща и другим видам спорта. Действительно молодая команда у нас только в плавании. А в лёгкой атлетике она в последний раз обновлялась лет восемь назад, когда пришли Саша Данилёнок, его тёзка Суббота. В основном мы по-прежнему опираемся на опыт проверенных в боях ветеранов. Тамары Сиваковой, Ольги Зинкевич, Анны Канюк, Сергея Грибанова, Игоря Фортунова. Все они стоят высоко в рейтинге и способны бороться за олимпийский пьедестал.

-- В жёсткие рамки были поставлены и пловцы?

-- Да. Они отбирались по итогам чемпионатов мира и Европы. Всего разыгрывалось порядка 740 лицензий, которые получили спортсмены, выполнившие нормативы «А» и частично – «Б». Мы заработали шесть допусков, обладатели которых также входят в мировую элиту. Большие надежды связываем, в частности, с нашей новой звёздочкой Игорем Боким. Здорово прибавил и Дмитрий Солей. Думаю, они будут доминировать в 13 классе и соберут хороший медальный урожай. Дай Бог, чтобы только травмы обошли их стороной. И Владимир Изотов способен побороться за награду. Данными этот парень не обделён. Отличайся он ещё чуть большим прилежанием, был бы вовсе непобедимым, но порой его увлечение барабанами перевешивает. Он и на гитаре здорово играет, поёт хорошо. Это тоже надо для всестороннего развития, но, коль решил профессионально спортом заниматься, нужно уделять ему должное внимание, ведь молодые годы быстро пролетят. Ветерана сборной Наталью Шавель два года назад перевели в другой класс, в котором она стабильно входит в тройку. Норматив «А» выполнили также молодая Маша Чернецова и опытный Юрий Руденок.

-- Рассчитывали, что квалифицируется и 18-летний брат Дмитрия Солея – Роман…

-- Надеялись на это, но он пока не прошёл медицинскую классификацию. Врачи сказали, что парень молодой и глаз ещё растёт.

-- Фехтовальщики претендовали на пять допусков…

-- И все их получили. Этот вид у нас очень динамично развивается. Ещё в Пекине он был представлен двумя спортсменами. Сейчас к Николаю Безъязычному, первому номеру в мире в шпаге, присоединились Алеся Макрицкая, Мартын Коваленя и супруги Лемешкевичи – Людмила и Виктор. И пороговое место в рейтинге занимает Елена Галкина. Возможно, она получит персональное приглашение. Вся команда обеспечивается хорошей подготовкой. Благодаря тому, что тренеры Инна Романович и Марина Григорян сумели привлечь спонсоров, ребята проучаствовали во всех рейтинговых соревнованиях, что положительно сказалось на их результатах. Кроме Безъязычного, призёрами этапов Кубка мира становились и Виктор Лемешкевич, Мартын Коваленя. В этом виде всё отлажено. И система отбора в фехтовании, в принципе, доведена до совершенства.

-- В велоспорте напрямую отобрался лишь один тандем?

-- Да. Мы рассчитывали на три лицензии – две женские и одну мужскую. Но опять же – поменялась система отбора. Пока этим занимался техком Международного Паралимпийского комитета, условия были приемлемыми – лицензии разыгрывались внутри классов. А с передачей этих полномочий после Пекина Международному Союзу велосипедистов ввели коэффициентную систему. Все участвующие экипажи на протяжении 2009-2010 годов приносили стране рейтинговые очки. Для получения мужской лицензии, нужно было попасть в 40 лучших стран, а для женской – в 25. Мы оказались соответственно 42-ми, остановившись буквально в 14 очках от цели, и 18-ми, что гарантировало лишь один прямой женский допуск. Заполучить дополнительный по результатам 2011-2012 годов тоже оказалось нереально, потому что культивируем лишь один класс из 14-ти. Как мы можем конкурировать с Италией, Голландией, Великобританией, если они выставляют спортсменов во всех из них? Считаю такую формулу несовершенной. Будем поднимать этот вопрос на каком-то из ближайших форумов. В общем-то, с UCIпроще договариваться – по крайней мере, в вопросах, касающихся условий платежа, заявок, замен. В этом плюс объединения. И адаптивной греблей теперь занимается FISA. Вообще под крышей Паралимпийского комитета из 26 летних и шести зимних видов осталось только девять. И это очень хорошая тенденция – интеграция людей с ограниченными возможностями в здоровое общество.

Не оправдались и надежды на персональное приглашение для паралимпийских чемпионок в велоспорте Ирины Федотовой и Елены Дроздовой. Аргумент о том, что экипаж не мог активно выступать в тот период в связи с беременностью Елены, сочли не достаточно веским: приоритет отдаётся спортсмену-инвалиду, а лидера можно и другого найти. Любопытно, что на сайте UCIв качестве заставки висит их фото, а заслуги девчат не учли. Какой из экипажей делегируем в Лондон, мы пока не определились. Оба обеспечены всем необходимым. До них доведён перечень соревнований, по результатам которых будет сделан окончательный выбор. На этапе Кубка мира в Италии Ирина Пархомович с Еленой Азаркевич выиграли «разделку», а Федотова с Дроздовой – групповую гонку, которые были посильнее в Польше и Бельгии. Не исключено, нам всё же выделят ещё одну квоту – в случае отказа от неё какой-то из стран.

-- Как чувствует себя Людмила Волчёк -- наша главная и единственная надежда в адаптивной гребле?

-- Нормально. Настраивается на борьбу за пьедестал. Люда – боец. Надеемся, она успеет набрать форму после родов. Уже вовсю тренируется. Для всех паралимпийцев проводятся ежемесячные 18-дневные сборы, последний из которых увеличим до 24 дней. По возможности находим и спонсорские средства, помогают областные спортуправления, Минское городское. Как всегда, последний перед Играми год получается ударным. Это, конечно, даёт результат. Но он был бы ещё лучшим, если бы подобная подготовка проводилась на протяжении всего цикла, но пока наладить её не получается.

В мае в Белграде прошла последняя квалификационная регата, на которой в каждой лодке разыгрывались по две оставшиеся лицензии. Наши, как в мужской одиночке, так и в смешанной четвёрке, были четвёртыми. Осталась надежда на два персональных приглашения. С учётом того, что один из принципов их выделения заключается в расширении географии, мы можем претендовать на оное в командной лодке, в которую сели главный инициатор её создания Павел Герасимчик, уже работающий тренером, а также проверенные в боях опорница Лариса Ворона, которой сделали протез руки, и слабовидящие Оксана и Руслан Сивицкие. Инвалиды по зрению, кстати, выступают в защитных очках, что значительно сложнее. Ориентация сразу теряется. Когда они в первый раз попробовали, вообще ничего не получалось – не гребли, а просто вёслами по воде «гладили». Рулевым Павел уговорил стать Петра Петренича из основной команды. За год они здорово прибавили. В Белграде в квалификации были третьими, совсем чуть-чуть уступив второму месту. А в финале что-то не получилось. Дело в том, что дома они готовятся на тяжёлой лодке, а там выступали на арендованной лёгкой, которая буквально вылетала из-под них. Им просто не хватило навыков, ведь более высокие скорости требуют другого ритма. Став четвёртыми, они и чисто по спортивному принципу должны попасть, и с учётом расширения географии. Потому что впереди стоит только ЮАР, которой ввиду малого представительства континента наверняка дадут лицензии, а за нами – Россия и Эстония. Максим Метлов в одиночке выиграл свой заезд, а в финале не сложилось. Но, поскольку Европа в этом классе не очень широко представлена, он также может получить допуск.

-- Наши дзюдоисты на Играх будут дебютировать…

-- Да, мы получили две лицензии: мужскую в весе до 73 кг и женскую -- до 70. У парней её завоевал Александр Козлов, пришедший в команду перед Пекином, но не успевший тогда отобраться. В его весе очень высокая конкуренция – больше 30 человек. Кроме того, нашли хорошую девочку – Арину Качан, которой нет ещё и 18-ти, но она уже бронзовый призёр чемпионатов мира и Европы. Естественно, в Лондоне на них с Сашей очень рассчитываем. Работает с ними Александр Котловский – международник среди здоровых, но вынужденный рано завершить карьеру из-за травмы. Он учится в магистратуре и работает тренером в профсоюзной спортшколе, где организовал группу паралимпийцев. Благо, нормативная база сейчас это позволяет. Ребята и питание получают и, что особенно важно, могут тренироваться в спарринге со здоровыми спортсменами. Это пример упоминавшейся интеграции в действии. Благодаря Котловскому, привлекшему для совместной работы заслуженного тренера страны Леонида Рябцева, появилось ещё несколько перспективных ребят. Из-за проблем со зрением врачи не дают им разрешение на выступление среди здоровых, почему они автоматически переходят в паралимпийскую команду.

-- Пауэрлифтинг будет представлен лишь ветераном Людмилой Гребень?

-- Да. В этом виде была многоступенчатая система отбора. После февральского турнира в Дубае, где хорошо выступила, она обосновалась на пятой строчке мирового рейтинга, а лицензий давалось восемь. Они, как и в фехтовании, именные. Опыта ей не занимать. И тренер у неё квалифицированный, должен подвести в хорошей форме.

-- И на сколько медалей, на ваш взгляд, мы можем рассчитывать?

-- Не хочется мне называть цифры. Могу сказать только, что нам реально выступить не хуже, чем в Пекине, где добыли 13 наград.